Прочитайте, как обстоят дела у сайта Дневников и как вы можете помочь!
×
02:03 

Еще старое с дозой нездравой самокритики:)

Джизмондо М.
Лучше иметь дурную голову, чем не иметь головы совсем. :)
МОЯ СЕМЬЯ КАК ОНА ЕСТЬ

Воскресенье выдалось идиотское: я сиднем сидел за столом, голова была абсолютно пуста, никаких идей, реферат не получался, а любимые родственники, казалось, сговорились мне мешать. Они по очереди таскались ко мне в комнату и предъявляли до тошноты однообразные претензии.
читать дальше

@темы: веселое, сочинялово,

URL
Комментарии
2008-03-28 в 02:04 

Джизмондо М.
Лучше иметь дурную голову, чем не иметь головы совсем. :)
МОЖЕТ ЛИ ПОКОЙНИК ОТДАТЬ ДОЛГ?

День был просто прелесть: солнышко светило, птички пели, а мы с сестрой отравили Орсини. Того самого, вредного соседа. Мы купили пиццу в подарочной упаковке, щедро посыпали ее ядом из отцовской фармакотеки (ключ, разумеется, взяли без спросу) и подкинули это дело дорогому соседу под дверь.
Соседушка увидел презент, забрал его, единолично слопал (жадный был, зараза!), после чего индивидуально умер. Даже «Дирола с ксилитом» пожевать не успел. Так его и в морг увезли – с нечищеными зубами.
Мы с сестренкой добросовестно отследили все этапы процесса вплоть до прибытия труповоза, и занялись своими делами. Я кинулся делать нескончаемый реферат, а сестрица отправилась пробовать очередную маску от угрей – замучили они ее, бедняжку!… Отца решено было обрадовать за ужином.

* * *

Родитель вернулся под родной кров позже обычного. Он шумно ввалился в дом и радостно возопил:
- Сеньоры и сеньориты, ура, я стал папой!
Семейство, однако, не выразило радости, а напротив, дружно скисло.
- Как, опять? – спросила сестренка.
- А люди еще думают, чего это наша фамилия так расплодилась? – поддержала мама.
- Вот именно, - добавил я.
Глава семейства впал в недоумение.
- Вы чего? – затравленно спросил он. – Что значит «опять»?
В растерянности родитель прислонился спиной к незакрытой двери и с криком «Черт побери!» выпал из квартиры на лестницу.

«Второе пришествие» состоялось минуты через три. Держась за поясницу, кормилец семьи вошел в холл, присел на тумбочку у стены и усталым голосом потребовал объяснений.
- Мадонна миа, ну чего вы все на меня напали? Вообще, о чем речь?!
- О том самом! – грозно сказала мама. – Сам же сказал – стал папой. Хотелось бы знать, чьим?
- Чурки! – засмеялся отец, до которого дошел смысл претензий. – Я же сказал «папой», а не «отцом»! Вы разницу улавливаете, олигофрены внебрачные? Римским Папой! Поняли, кретины вы этакие?
В воздухе повисло гробовое молчание. Семейство переваривало услышанное, а лично я размышлял, стоит обижаться на внебрачных олигофренов или нет. А по прошествии пяти минут стены содрогнулись от общего крика.
- Ура-а-а-а-а! – громче всех вопила сестра, вешаясь на папочкину шею. – У нас есть свой Папа Римский! Нет, ты правда стал Папой?
- Стал, стал, - подтвердил довольный отец. – Правда, знали бы вы, чего мне это стоило!
Услышав последнее, мама насторожилась.
- Ну, монсеньор, и чего же вам стоила ваша тиара? – зловеще прошипела она. – Учти, коррупционер несчастный, за квартиру третий месяц не плачено!
Под горящим взглядом спутницы жизни новоявленный Папа слегка уменьшился в размерах.
- Понимаешь, - просительно сказал он, - деньги я действительно… того… но каков результат!
- Да чтоб ты лопнул! – проникновенно пожелала супруга. – Вы только посмотрите на него: он будет в тиаре шляться, а мы без света сиди! Так не пойдет, дорогой! Думай, где деньги взять!
- Есть хочется! – заныло Его Святейшество. – Можно поужинать сначала?
- Черта с два! – отрезала хранительница очага. – Деньги вперед!
Папа Римский Александр VI (так теперь официально назывался папочка Родриго) душеразлирающе вздохнул и задумался.
- Слышь, Римский, - посоветовал я, - назначай кардиналов за деньги! Глядишь, и за квартиру заплатим…
Пращур вдруг слегка оживился:
- Кстати, о кардиналах! Мне же Орсини кучу денег должен! Сейчас я из него их вытрясу! – и он резво выскочил из дому, забыв закрыть за собой дверь.
Мы с сестрой в ужасе переглянулись. Да уж, вряд ли отец обрадуется, узнав «мир наших увлечений». Кто же теперь отдаст ему долг?
- Похоже, ребята, вы влипли! – ехидно посочувствовал брат.

Родитель вернулся через десять минут. Лицо его, прямо скажем, было нерадостным.
- Ребята! – воззвал он. – Кто знает, что там у Орсини случилось?
- А что такое? – невинно спросил я.
- Родственники рыдают, везде полиция бегает с Лоренцо Медичи во главе, обстановка, будто помер кто…
- Да, ты знаешь, умер кардинал Орсини, - ответила сестра. – По радио сегодня сообщили.
- С чего бы это он? – задумчиво сказал отец. – Вчера был в добром здравии!
- Съел чего-нибудь, - предположил я.
- Да уж не без этого, - обронил отец, вглядываясь в меня все пристальнее. И, услышав хихиканье старшего братца, уверенно сказал: - Ну вы идиоты! Такого соседа извели! И кто нам теперь долг отдаст, изобретатели ядовитые?!

* * *

Назавтра у нас отключили свет. За неуплату по счету. Я трудолюбиво дописал реферат, в сумерках поставил точку, потом зажег свечу и принялся выводить на титульном листе: «Отчего и почему посинение трупа является первым признаком отравления. Руководитель – кандидат химико-биологических наук синьора Локуста. Исполнитель – студент I курса факультета идеальных государей Чезаре Борджа» .

URL
2008-03-28 в 02:05 

Джизмондо М.
Лучше иметь дурную голову, чем не иметь головы совсем. :)
СКАЗ О ТОМ, КАК МОЯ СЕСТРА ЛУКРЕЦИЯ ПОЙМАЛА МАНЬЯКА

В нашем квартале настала беспокойная жизнь: у нас завелся сексуальный маньяк. Бедный комиссар Лоренцо Великолепный чуть не с ума сходил, пытаясь изловить эту нечисть, но получалось это у него примерно как в той песенке: «Крокодил не ловится, не растет кокос». Хотя между делом комиссар даже знал имя сексуального террориста – Андреа Чикатилло… Да, ну так вот: отчаявшись поймать маньяка своими силами, Лоренцо по радио воззвал к жителям города с просьбой оказать содействие – дескать, для себя же постараетесь. И что вы думаете? В охоте на маньяка нежданно-негаданно отличилась моя сестра Лукреция!

* * *

Случилось это так. Была суббота, родители ушли в гости, младшие братья где-то бегали, и дома оставались только я да Лукреция. Чем занималась она, я не видел, потому что сидел на подоконнике и читал неприличную книжку – «Ars amatoria» называется, господина Овидия сочинение. Вдруг мое блаженно-покойное состояние нарушил короткий вопль сестры, звук чего-то упавшего, дребезг разбитого стекла и чей-то сдавленный хрип. От всего этого в комплексе я вздрогнул, уронил за окно свое чтение (судя по смачной ругани снизу, кто-то принял Овидия на голову), соскочил с подоконника и помчался выяснять, что и над кем там учинила сестрица. Выскочив из комнаты, я случайно наступил на скейт братишки Джованни, грохоча, съехал с лестницы и, разумеется, упал. «Н-да, как ни крути, «Спрайт» не добавит тебе мастерства!» - раздраженно подумалось мне. – «Идиот малолетний, оставляет свою доску где попало!…»
Я вбежал в гостиную и застал там картину под названием «После битвы»: на полу валялись осколки настольной лампы и какой-то незнакомый тип, явно без сознания, а над всей этой композицией гордо возвышалась Лукреция. Лицо у нее было… странное!
- Это кто? – спросил я, кивая на типа на ковре. – Ты его знаешь?
- В первый раз вижу, - заявила сестра, встряхнув останками лампы, кои она держала в руке. – Он, понимаешь, влез через балкон, я повернулась спросить, чего надо, а он взял и в обморок упал. И лампу разбил, гад! Слушай, - вдруг осенило ее, - это, наверно, ВОР! Давай-ка ты его свяжешь, а я пойду умоюсь…
Только теперь я понял, что именно странного было в сестрицыной физиономии: она (физиономия то есть) была веселенького салатового цвета. Ну ясно, очередная маска от угрей, замучили они бедную Лукрецию…
- Да уж иди умойся! – разрешил я, и принялся обматывать непрошеного гостя запасным шнуром от телефона. Только я закончил связывать ноги, в дверь зазвонили. Я завязал последний узелок и пошел открывать.
На пороге стоял один из мелких братцев – обладатель скейта Джованни.
- Здравствуй, мелочь, - приветствовал я его. – Чего явился?
- Как это чего? – удивился братец. – Сейчас же «Секретные материалы» начнутся! – и Джованни, не снимаю ботинок, протопал в гостиную к телевизору. Ясное дело, он тут же увидел наш с Лукрецией улов и… радостно заголосил: - Ура-а-а-а-а! Маньяка поймали!
- Какого маньяка? – опешил я, подскакивая к двери. – Это, что ли, маньяк?
Братец воззрился на меня как на клинического идиота, ткнул пальцем в кокон на полу и снисходительно объяснил:
- Это – маньяк Андреа Чикатилло. Его рожу по всему городу расклеили, а комиссар Медичи даже по радио просил, чтобы его помогли поймать, потому что полиция сплошь дураки и не справляется. А вы-то его откуда взяли?
- Не знаю, - честно ответил я, - это Лукреция его нарыла. Говорит, через балкон к ней залез.
- А чего в обмороке лежит?
- Как чего – Лукрецию без грима увидел! – и я пошел вызывать полицию.
* * *

Вечером к нам пришел комиссар Лоренцо. С цветами. Цветы он торжественно вручил совершенно обалдевшей Лукреции, высокопарно поблагодарил за оказанную полиции помощь, и уже нормальным языком поведал, какого черта синьор Чикатилло влез в нашу квартиру и почему загремел в обморок.
С утра у синьора Чикатилло было прекрасное настроение и никаких маньяческих побуждений. Вышел он погулять по улице (как-то так получилось, что именно по нашей!), начал глазеть по сторонам и на свое несчастье увидел торчавшую на балконе Лукрецию. Что бедный синьор Андреа в ней нашел, мне решительно непонятно, но замер под балконом аки пень и стал прикидывать, как бы ему добраться до моей сестрицы. А сестрица между тем с балкона ушла и более не показывалась. Тогда синьор Андреа начал действовать: с риском для жизни он влез по водосточной трубе на второй этаж и пошел искать ничего не подозревающую Лукрецию. Ясное дело, довольно скоро он на нее наткнулся – кто ищет, тот всегда найдет! Будущая жертва обреталась в гостиной - она там сидела и разглядывала журнал мод, явно уйдя в это дело с головой и не замечая ничего вокруг. В общем, диспозиция была что надо, маньяк начал тихо подкрадываться и уже приготовился сотворить нехорошее, как вдруг Лукреция повернула голову и… Несчастного извращенца едва не хватил кондратий: вместо личика девушки бедняга узрел интенсивно-зеленую рожу, на которой странно поблескивали черные глаза.
- Добрый день, - произнесло это невероятное нечто. – Вы ко мне?
Нервы у маньяка не выдержали – он издал какой-то сдавленный хрюк и бревном рухнул на пол. С ним случился тяжелый обморок. ТАКОГО он еще не видел.
Очнулся он уже в полиции, весь обмотанный телефонным проводом – причем совершенно не мог вспомнить, каким образом он попал в участок. Пришлось примириться с фактом, что в лапы полицейских его отправил тот самый зеленоморденький чудик – наверняка родственник магистра Йоды!

Комиссар окончил рассказ, и Лукреция радостно засмеялась:
- Ну и не повезло этому Чикатилле! Влезть по водосточной трубе и так нарваться!
- Не беспокойся, - здраво заметил Джованни, - если бы он увидел тебя без маски, мы бы ему вызвали не полицию, а труповоз!
- Дурак! – обиделась сестра. – А мои маски, между прочим, вещь очень полезная… и для некоторых в том числе тоже!
Действительно, полезная, подумал я. Даже жизнь спасает. Вопрос только в том, кому…

URL
2008-03-28 в 02:05 

Джизмондо М.
Лучше иметь дурную голову, чем не иметь головы совсем. :)
СИДЖИЗМОНДО, НАШ СОСЕД

С соседями нам в некотором смысле повезло: интересные люди оказались! А уж Сиджизмондо Малатеста – особенно. Развлекает он нас невероятно: то врубит музыку в пять утра, то выбросит с балкона шкаф, то убьет жену… Впрочем, последнее ему даром не проходит: как правило, после свершившегося через энное время к дому подъезжает машина, и Малатесту забирают в полицейский участок. Там он сидит целый день, пьет кофе, смотрит видик, а наш любимый комиссар Лоренцо Медичи по прозвищу Великолепный читает ему протокол и морали:
- Господи, Сиджизмондо, ну что это такое? Ты опять убил жену!
- Понимаешь, Лоренцо, - сконфуженно говорит Сиджизмондо, - опять не та попалась…
- Между прочим, это уже третья твоя ошибка! – наставительно замечает Лоренцо. – Все не та да не та – когда же та-то будет?!
- Не знаю, - задумчиво отвечает Малатеста. – Но ты не бойся, Лоренцо, я ее обязательно найду!
Когда неуёмный Сиджизмондо женился в четвертый раз, весь квартал замер в подленьком ожидании очередных похорон. Однако, время показало, что женоубийственных развлечений, похоже, не предвидится: Сиджизмондо пламенно обожал свою Изотту и в ближайшие сто лет расставаться с ней не собирался. Казалось бы, в семействе наступил мир и покой. НО – не тут-то было! В Малатесте вдруг заговорили родительские чувства, и он решил заняться воспитанием своих детей. А поскольку страсти свои он пресекать не умел, то и воспитание свелось к сплошному нарушению уголовного кодекса. Дочери Сиджизмондо одна за другой угодили в больницу, а сам он – в полицию на очередную разборку.
- Ты извращенец!!! – орал на Малатесту Лоренцо Великолепный. – Ну, жен убивал – бывает, но дети-то чем тебе не угодили?!
- Так от плохих жен какие могут быть дети? – оправдывался Сиджизмондо. – Яблоко от яблони, сам понимаешь… Видеть их не могу, так он похожи на своих матерей!
В общем, логика в его рассуждениях была, и Лоренцо, подержав хулигана 15 суток, заставил его подписать договор о ненападении на своих дочерей. Сиджизмондо загадочно усмехнулся и бумагу подписал. После чего обрел свободу.
Спустя три дня квартал облетело веселое известие: Сиджизмондо сломал ногу. И знаете из-за чего? Честно выполняя условия договора, он оставил в покое дочек и… принялся за наследника мужского пола. Но здесь ему слегка не повезло. Он безуспешно гонялся за отпрыском часа три, наконец поймал его на лестнице, но жертва в отчаянии саданула родителя кинжалом. Родитель взвыл, загремел с лестницы и, что называется, очнулся – гипс.
Изотта рыдала и сутками сидела у постели любимого мужа, а неблагодарное потомство не скрывало нахлынувшей радости.

* * *

Дома был просто рай: надоедливые сородичи отсутствовали, мама обреталась на кухне, готовила для прожорливой семейки ужин, я валялся на диване и листам морально разлагающий журнал. С верхнего этажа доносилось эхо скандала, а мимо окна периодически что-нибудь пролетало – поднос, чайник, утюг и тому подобное.
На пороге комнаты материализовалась мама.
- Сеньор Борджиа! – воззвала она. – Будь любезен, оторвись от порнографии и прогуляйся по соседям.
- Зачем? – удивился я.
- За мясорубкой. Не принесешь – ужина не будет.
- Понял, - кивнул я и пошел прогуливаться, естественно, наверх, чтобы заодно удовлетворить разыгравшееся любопытство.
На третьем этаже двери были настежь. Секунду подумав, я вошел, и моему взору предстала сюрреалистическая напольная мозаика из битого стекла и фарфора. «До мясорубки ли здешним обитателям гарема», - подумал я. Но получить ужин все-таки хотелось.
- Эй! – неуверенно позвал я. – Есть тут кто?
- Есть, - донеслось сверху. – И даже очень много есть…
Задрав голову, я увидел троицу Малатеста-младших. Они сидели на лестнице и угрюмо смотрели на меня.
- Привет, вырожденцы! – помахал я рукой. – Что у вас тут происходит?
- Сам отравитель! – не остался в долгу Роберт – тот самый наследничек, по милости которого глава семейства схлопотал гипс. – У нас все идет по плану: либер фатер скандалит с Изоттой, а мы ждем результатов.
- И делаем ставки, - уточнила одна из сестер.
- И что? - поинтересовался я.
- Пока ничего: сейчас они кухню разносят, ждем, кто в живых останется.
Неожиданно в прихожей появился Сиджизмондо. Потомство разочарованно взвыло и сделало ноги, явно не желая общаться с родителем.
- Привет, Чезаре! – заметил меня Сиджизмондо. – Зачем пожаловал?
Я объяснил, зачем, и Сиджизмондо впал в задумчивость.
- Черт возьми, - наконец сказал он. – Придется сдаться Изотте. В этом доме только она про мясорубку знает.
- А что, Изотта куда-то… ушла? – задал я наивный вопрос.
- Да нет, я ее на кухне запер! Ну, пошли…
Заинтересованный ситуацией, я послушно двинулся за ним. Лицезрев масштабы разгрома в квартире, я подумал: «Н-да, пожалуй, от фугаса разрушений поменьше будет!».
Дверь кухни была заложена двумя ножками от стула. Сиджизмондо вытащил «засовы» и позвал жалобным голосом:
- Изотта…
- Сгинь!!! – было сказано в ответ из недр кухни.
- Солнышко, - мурлыкнул Сиджизмондо, - ты меня неправильно поняла. Перестань кидаться вещами и слушай: пришел наш сосед Чезаре, просит дать ему мясорубку. Кажется, она у нас сохранилась?
- Ошибаешься, дорогой, - прошипела Изотта, - ты лично ее выбросил!
- Врешь ты, кошка! – патетически возопил Сиджизмондо. – не мог я такое изобретение человеческой мысли выбросить!
- Мог, мог, - сказал Изотта. – Еще как мог, зараза, и не только мясорубку, а весь шкаф кухонный впридачу.
- Да… - с чувством сказал Сиджизмондо, - это я погорячился. Прости, киска, такого больше не повторится.
- Конечно, не повторится, - в тон ему ответила «киска», - ведь шкаф у нас был один, как и мясорубка, кстати, чтоб тебе пусто было!
- Вот видишь, что значит быть женатым на любимой женщине, - обратился Малатеста ко мне. – Послушай моего совета, никогда не женись, друг мой Чезаре! Ну что ж, прости, ничем не могу тебе помочь
- Ладно, - миролюбиво согласился я. – Не отчаивайся.
А про себя подумал – это тебе даром не пройдет! Мама наверняка попросит меня, чтобы я тебя отравил. Ты же целую семью без ужина оставил! Тоже мне, гуманист паршивый!

URL
2008-03-28 в 02:06 

Кэналлийский Воронёнок
"Паук великолепно проводил время. Он никогда не работал в офисе. Он вообще никогда не работал" (с) Нил Гейман, "Дети Ананси"
Джизмондо-Джизмондо, а почему у меня ничего повесить не получается?

2008-03-28 в 02:07 

Джизмондо М.
Лучше иметь дурную голову, чем не иметь головы совсем. :)
Потому что, согласно фамилии, я тебе этого по дурости не разрешил до сих пор:).

URL
2008-03-28 в 02:27 

Правильно, дурная голова штука нефункциональная!

2008-03-28 в 02:27 

Джизмондо М.
Лучше иметь дурную голову, чем не иметь головы совсем. :)
Слушай, святой, иди спи уже, а?
То не дозовешься, а то как придет - сапогами не отмашешься!

URL
2008-03-28 в 16:51 

Призрак папы Пандольфо
Джизмондо М.
согласно фамилии, я тебе этого по дурости не разрешил
А вот фамилии попрошу не касаться!!!

Учись, неуч! Такой великовозрастный, а до сих пор не умеешь... удовлетворять... запросы!

2008-03-29 в 00:54 

Джизмондо М.
Лучше иметь дурную голову, чем не иметь головы совсем. :)
А вот фамилии попрошу не касаться!!!
Призрак папы Пандольфо, я как-то очень сомневаюсь, что она прилипла к нашему предку за просто так, и уж тем более за красивые глаза!

URL
2008-05-10 в 03:33 

То не дозовешься, а то как придет - сапогами не отмашешься!

А ну не хами... ХАМ!

2008-05-11 в 02:19 

Джизмондо М.
Лучше иметь дурную голову, чем не иметь головы совсем. :)
Святой Сигизмунд, а свечку в неудобосказуемое место?!

URL
   

Castello Malatestiano

главная